?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: лытдыбр

Туристы
Фотографы-натуралисты на оз. Маныч в Калмыкии.

Поговорим об экотуризме, вернее, о проблемах, сдерживающих его развитие в России. Заранее приношу свои извинения, если какие-то материалы повторяются. Не скрою, поводом к заметке стали бурные проявления эмоций по поводу слухов о возможном увольнении руководителя одного из российских ООПТ, занимавшего эту должность десятки лет и достигшего пенсионного возраста. Собственно, мне никакого дела до проблем ротации кадров в отечественной заповедной системе нет и никогда не было. Сесть за клавиатуру заставило другое:  в обращениях к руководству МПР было озвучено, что возможным поводом для отставки руководителя послужило желание властей региона развивать т.н. "коммерческий туризм", который, якобы,  сдерживало нынешнее руководство ООПТ.

Прежде всего хочу заметить, что некоммерческого туризма вообще и экотуризма в частности не бывает по определению, поскольку все туристические звенья тесно между собой переплетены и завязаны на финансовых расчетах - начиная с авиакомпаний, предоставляющих возможности перелета и получающих за оказанные услуги прибыль, до оказания разнообразных туристических услуг на местах - таких, как проживание, питание, аренда транспорта, оплата услуг связи, обслуживание гидов, переводчиков и т.п. Я уже не говорю о том, что практически каждый турист во время своего путешествия посещает еще и разнообразные магазины, торгующие, в том числе, сувенирной продукцией, а также многочисленные кафе и рестораны, публичные мероприятия и т.п., оставляя в месте пребывания какие-то деньги. Некоммерческим туризмом можно называть разве что бесплатное нашествие в заповедник пришлых бомжей и браконьеров, потому что нашествие местных бомжей, строго говоря, туризмом не является. Разжигая эмоции сторонних людей, все же не следует скатываться до абсурда.

Одновременно замечу, что в соответствии с существующим законодательством, коммерческие организации отличаются от некоммерческих только тем, что учредители последних не получают от осуществляемой уставной деятельности никаких финансовых или материальных дивидендов. И это единственное их различие. Любая коммерческая или некоммерческая организация занимается продажей товаров или услуг, включая интеллектуальные услуги, тем самым зарабатывая деньги на оплату труда штатных и привлеченных сотрудников, выплату премий, командировочных, офисных и прочих расходов, а также на выплату налогов и осуществление пожертвований. Экотуристическая деятельность, осуществляемая на территории государственных заповедников, является государственной монополией. На территориях всех других  форм ООПТ законодательство в отношении туристической деятельности не столь жесткое.  

При обсуждении проблем становления и продвижения экотуризма в России, прежде всего, важно определиться с печкой, от которой собираемся плясать – с вопросом о том, что в России и в мире принято считать экотуризмом. Без заданного направления движения никакой  поезд в нужное место никогда не придет. Здесь я просто переадресую желающих на свой же недавно написанный пост в ЖЖ как раз на эту самую тему: http://valery-moseykin.livejournal.com/2810.html


Важно помнить, что экотуризм как явление и как отрасль относительно очень молод – ему всего лишь около 30 лет! Но это за рубежом ему около 30 лет, и там за эти годы он превратился в самостоятельную стремительно развивающуюся отрасль мирового туризма с темпами ежегодного роста, в 2-3 раза обгоняющими темпы роста всех других туристических отраслей, что приносит в мировую экономику 300 млн. долл. в день. В России же  в последние  30 лет по понятным причинам было не до экотуризма, всерьез говорить на эту тему  мы начали лишь в последнее десятилетие. Однако последствия социально-экономических и политических реформ - хотя и важные, но далеко не единственные причины отставания России в развитии экотуризма.


10605267
Вольные лани в пригородных парках Лондона


IMG_7048
Взаимоотношения местных жителей и диких животных в заповедниках Канады (Фото В. Медведева)

Рассуждая об экотуризме и сравнивая советско-российскую и западную природоохранную системы, мы как бы сталкиваем их лбами, поскольку речь идет о двух принципиально разных системных подходах к природопользованию. За рубежом охрана дикой природы вот уже второе столетие подряд (!) базируется на создании национальных парков и массовом туризме (последние 30 лет – экотуризме) и вовлечении в природоохранную деятельность десятков и сотен миллионов самых разных людей (природопользователей), которые поддерживают ее своими личными ресурсами, голосами и участием. Тогда, как в нашей стране охрана природы формировалась на базе охоты, которая вплоть до развала СССР считалась хотя и хиреющей, но «отраслью народного хозяйства», исповедующей идеологию царевых заповедей и позже заповедников: тотального запретительства и отлучения от природопользования всего и всех  (кроме некоторых и себя любимых...). Вплоть до недавнего времени заповедники входили в один из отделов (не самых значимый) тогдашней Главохоты. Все российские  заповедники имеют статус государственных научно-исследовательских учреждений (на правах НИИ), тогда как зарубежные национальные парки таковыми не являются, и в большей степени ориентируются на привлечение университетской науки.  Но вот пришло время - и охота как отрасль народного хозяйства в нашей стране «приказала долго жить» (на западе это произошло примерно на 50-100  лет раньше), и вопрос финансирования и развития заповедной и охотничьей науки надолго завис в воздухе.

Говоря о продвижении экотуризма в России, важно понимать, что ничего подобного у нас исторически не было. Ни у кого в России нет (и никогда не было!) ни собственного опыта, ни каких-либо экотуристических традиций. В стране напрочь отсутствует собственная научная школа полевых биологов-прикладников, способных разрабатывать и реализовывать на практике экотуристические технологии в соответствии с мировым опытом. В России нет даже профессии экотуристических гидов-рейнджеров (проводников и основных посредников между туристами и дикой природой) - нет ни самой профессии, ни образовательных учреждений, которые бы готовили соответствующих специалистов, ни какой-либо системы их сертификации. Есть профессия охотоведов (которой нет в большинстве других стран мира), профессия егерей -"кузьмичей",  научных сотрудников, лесников… и у всех есть свои обязанности, которые с них никто не снимает. Тогда, как гид-рейнджер - это не просто иная профессия, это принципиально другая философия!  Практический опыт работы нашей "Фотоэкспедиции" недвусмысленно продемонстрировал, что даже при наличии базового высшего образования и соответствующей мотивации подготовка такого специалиста занимает не менее двух лет! Работа по развитию экологического туризма требует от занятых в ней специалистов глубоких и комплексных, а порой, весьма специфичных знаний в области экологии, зоологии, этологии, ботаники, палеонтологии, зоотехнии, ветеринарии, дичеразведения, а также наличия большого научного и практического опыта.

Специалисты такого рода должны уметь быстро и безошибочно определять все встреченные виды растений и животных, включая грызунов, мелких птиц, рептилий и амфибий, а также крупных беспозвоночных. Знать повадки зверей и птиц и уметь грамотно управлять их поведением. Обеспечивать безопасность экотуристов и осуществлять охрану диких животных и природных объектов. Гид-рейнджер обязан быть вежливым, приветливым и терпимым, понимать интересы экотуристов, уметь хорошо фотографировать, разбираться в современной фото- и видеотехнике, в средствах современной связи и навигации, хорошо ориентироваться на местности, уметь управлять основными видами транспортных средств, уметь ездить верхом, хорошо плавать, обладать навыками скалолазания, быть физически крепким и выносливым. Кроме того, потребуются большой опыт полевой работы, навыки выживания и оказания первой медицинской, а также психологической помощи в коллективах, в том числе в экстремальных условиях. Не окажется лишним знание иностранных языков. Также необходимы знание основ оперативной и юридической подготовки, право на ношение оружия и в случае необходимости умение грамотно им пользоваться (например, при участии в охранных мероприятиях).

Специалистов подобного профиля ни в прежней, ни в современной России в силу уже упомянутых причин никогда не готовили. Между тем, это десятки тысяч потенциальных новых и высокооплачиваемых рабочих мест для молодых биологов и экологов, задействованных в экотуристической отрасли - возможность посвятить себя любимой и хорошо оплачиваемой работе, непосредственному и ежедневному общению с живой природой. Это еще и развитие массовых прикладных научных исследований в области биологии, экологии, природопользования, охраны дикой природы и формирование принципиально новых взаимоотношений человека и окружающей природы. В теории если не все, то значительная часть обозначенных проблем могли быть решены в рамках одной отдельной государственной программы, если бы не одно НО – полное непонимание самой сути экотуристической деятельности (и даже противодействие ее продвижению) со стороны значительной части ортодоксально настроенных российских экологов! Как следствие - отсутствие до настоящего времени такой Госпрограммы.  Альтернатива - продолжать двигаться по течению, дожидаясь смены одного или даже двух поколений.

Помимо заповедников с запретиельной идеологией, у нас в стране были созданы первые отечественные национальные парки, по уровню законодательной базы аналогичные зарубежным. Но их создавали на базе местных лесхозов с соответствующими ведомственными представлениями лесников о сути природной рекреации. Отсюда строительство в национальных парках курортов, создание зверинцев, организация спортивной охоты и т.п., что, хотя и является «природной рекреацией», к экотуризму не имеет никакого отношения. Создаваемые «экологические тропы» чаще всего представляют  просто направления передвижения.  Вот, например, как описывает настоящую экотропу, только  за рубежом, В.Б.Степаницкий: «Так, автор этих строк, осенью 2005 г., пройдя 2 км по пешеходной туристской тропе природного парка в пригороде Анкориджа  (Аляска),  имел возможность наблюдать около 70 лосей и 4 медведей…».



wildlife-andy-rouse-tiger-stalking (1)
Тигрица  по кличке  Machali из Национального парка Ranthambore,
Индия,
за несколько лет «заработала»  на  экотуризме  более  10 млн.
долларов. (
Photo Andy Rouse).

Подсчитано, что, например, в национальных парках Восточной Африки стоимость охотничьего тура на льва составляет 8500 долларов. Тот же лев, но  как  объект экотуризма   за несколько лет своей жизни  «зарабатывает» организаторам более полумиллиона долларов. В сумме все дикие животные в этих парках приносят годовой доход в 18 раз больший, чем если бы их использовали в целях  охоты.


И, наконец, последнее, что, возможно, на самом деле следовало бы поставить на первое место! При обсуждении вопроса, почему экологический туризм в России не приносит ожидаемых результатов, мне не раз приходилось слышать от наших экологов замечательную фразу: «Экотуризм начинается с туалетов!»  Об этом, т.е. о недостаточно развитой инфраструктуре, сегодня в один голос твердят практически все руководители всех отечественных ООПТ, требуя денег на строительство все новых и новых инфраструктурных объектов, забывая или просто не зная о том, что инфраструктура, да, необходимое, но последнее звено в туристической цепочке, и главных проблем туризма она не решает. Главным в любом туризме является не инфраструктура, а СОБЫТИЕ, вокруг которого она формируется. Но тогда что следует считать событием в экотуризме?

Матуев Магомед Кукушевич
Начальник Охотдепартамента Кабардино-Балкарии М.К.Матуев окружении своих питомцев - диких туров.
Старые охотники тоже многое умеют... когда захотят... (Фото из архива Охотдепартамента К-Балкарии)


Замечательный российский журналист В.М.Песков по этому поводу однажды очень метко заметил, что встреча с диким зверем является одним из самых запоминающихся, а иногда самым запоминающимся событием в любом путешествии. Туалеты и рестораны, несомненно, тоже очень важны и нужны – они позволяют привлекать и принимать гораздо больше разнообразных посетителей и собирать больше денег. Но в отсутствии событий даже самый роскошный и дорогостоящий туалет или ресторан, но построенный в пустом поле или в безжизненном лесу, останется мало востребованным. Сравнение ООПТ с музеями под открытым небом на самом деле очень удачно.  И там и здесь работают специалисты принципиально схожих профессий, в музеях это технические работники, служба охраны, смотрители, гиды-экскурсоводы, искусствоведы, реставраторы. И там и здесь существуют схожие правила для посетителей, в музеях посетителям предлагают определенные маршруты, в музеях нельзя мусорить, гадить под лестницами, нельзя брать руками экспонаты или перевешивать картины для более удобного фотографирования, нельзя распивать спиртные напитки в греческом зале и т.п. А теперь вообразите музей, в котором есть инфраструктура - буфет с туалетом, но в котором вообще нет никакой экспозиции! Или же она как бы и есть, но где-то в запасниках и недоступна для массового осмотра. Музей, в котором напрочь отсутствует такие профессии, как гид и реставратор...
Посетители в таком музее, возможно, и будут появляться, но уже с совсем другими целями, а называть такое заведение музеем у многих язык не повернется. Проблема не в туалетах, а в головах!


Рисунок

Каждый, кто имеет представление о российских ООПТ и одновременно посещал известные зарубежные национальные парки, хорошо знает о главном их отличии: за рубежом неотъемлемым элементом экологического туризма является демонстрация посетителям разнообразных диких животных в естественной среде обитания, с чем в российских заповедниках дела обстоят более чем проблематично – зверей либо нет совсем, либо их очень мало, либо они настолько пугливы и скрытны, что это исключает всякую возможность их массового наблюдения, изучения и фотографирования туристами. Посетители отечественных заповедников, воспитанные на зарубежных телепередачах о дикой природе, к своему разочарованию, обнаруживают,  что  доступной дикой  природы  они  там не увидят. За исключением разве что изображений зверей и птиц грубо намалеванных на фанерных щитах с надписями типа "Берегите природу, мать вашу...!" Администраторы многих отечественных ООПТ проблему понимают, но не зная как ее решить, устраивают при визит-центрах вольеры и зверинцы, что не только не приносит ожидаемых результатов, но, как уже писалось, противоречит самой идеологии экотуризма!


Отечественные экологи любят ссылаться на примеры национальных парков и государственных резерватов США, которые финансируются из государственного бюджета и непосредственных доходов от экотуристической деятельности не получают. Умалчивая о том, что, помимо выполнения природоохранных функций, национальные парки и природные резерваты США являются важным государственным активом, обеспечивающим не только солидный довесок в федеральный бюджет, но и обеспечивающий миллионы дополнительных рабочих мест. Содействие развитию экологического туризма - прямая обязанность руководителя каждого американского национального парка или государственного природного резервата. Да, зарубежные эксперты могут восхищаться отечественной заповедной системой, где дикая природа закрыта для любого посещения, и где все это оплачивает и содержит государство (налогоплательщики). Так, видимо, могло и должно было быть при коммунизме, к которому наши заповедники, как и вся страна, долго стремились. Но, восторженно приветствуя принцип запретительства, зарубежные эксперты сникают при вопросах о его финансировании и в случае такой постановки вопроса не предлагают ничего иного, как подумать об экотуризме. Это не значит, что мы во всем должны копировать природоохранные системы других стран, это и невозможно и никто этого не требует. Но понимать суть экотуристической деятельности, значение экотуризма в охране природы и в развитии массового природоохранного движения, было бы весьма полезным.



Рисунок1
Ежегодный совокупный доход от посещений ООПТ (в млн. долларов в год)
Источник: Министерство природных ресурсов РФ.


По данным Всемирного фонда природы (WWF), в Канаде только прямые налоговые отчисления от экотуристической деятельности (1,7 млрд. долларов) в пять раз (!) превышают все расходы этой страны (300 млн. долларов) на охрану природы. В целом, годовой доход от экотуризма в отечественных ООПТ в​  1 196  (!) раз меньше,   чем в ООПТ США, и в сотни раз меньше, чем доходы ООПТ многих развивающихся стран. На 2012 год в состав тех или иных ООПТ уже включено 12% территории Российской Федерации. Другими словами, сегодня уже каждое десятое растение в нашей стране, включая миллионы квадратных километров арктических тундр и безбрежное море тайги, растет либо в заповеднике, либо в заказнике. При этом в России катастрофически не хватает мест, где обычный человек без особых для себя проблем мог бы наблюдать, изучать и фотографировать разнообразную и непуганую дикую природу.


Главная проблема, и я хочу особо это подчеркнуть (!), не в дефиците финансов (хотя деньги, разумеется, тоже необходимы) - проблема в людях: в дефиците специалистов, способных готовить и реализовывать соответствующие программы и проекты с учетом накопленных в мире знаний и опыта, без которых любые выделяемые финансы будут раз за разом уходить в песок. Для развития массового экотуризма нужны специалисты с иным мышлением, чем те, которых мы привыкли видеть в большинстве отечественных ООПТ. Не случайно все ныне знаменитые и экономически процветающие африканские и латиноамериканские национальные парки создавались руками и головами вовсе не аборигенных жителей, а специально приглашенными специалистами – носителями соответствующих знаний. В Азербайджане власти долгое время не могли создать близ Баку нормальный национальный парк. Выделяемые государственные средства исчезали, словно в черных дырах, а воз оставался там же. Пока однажды не разогнали местных и не пригласили на их место немецких специалистов. В итоге получили современный национальный парк европейского уровня  «Апшерон». Отчасти такой подход, наверное, мог бы оживить застойные явления,  накапливающиеся во многих отечественных ООПТ. Важен прецедент!

Полезно вспомнить и об уникальном опыте специалистов старой советской школы. Недавно пришлось беседовать с удивительным человеком С.П. Кирпичевым – Человеком-Глухарем, как его иногда называют у нас в России и в мире. Фактически в одиночку, на скромную пенсию, он ухитрился разработать и продемонстрировать на практике уникальную технологию создания популяций куриных птиц, идеально адаптированных к условиям экотуризма. На разработку аналогичных технологий за рубежом потратили миллионы долларов. Сергей Павлович радовался, как ребенок, рассказывая о том, что его пригласил к себе директор Байкальского заповедника (если я ничего не путаю). Увлеченно и с оптимизмом рассказывал о своих новых планах создания в Бурятии адаптированных к антропогенному фактору популяций глухарей.  С.П. Кирпичеву  81 год...

Уникальную экотуристическую школу развивает и другой «осколок» советской научной школы полевой биологии - В.С. Пажетнов: по соседству с Центрально-лесным заповедником и при поддержке неправительственных организаций он и члены его дружной семьи организовали уникальную биостанцию «Чистый лес», где можно наблюдать за жизнью волков, медведей и других интересных животных. Совершенно удивительный советский зоолог Я.К. Бадридзе, собственноручно вырастивший и выпустивший в природу сотни волков, научившийся мастерски управлять их поведением и хранивший уникальный опыт создания и управления популяциями фактически любых крупных хищников, много лет пребывал в полном забвении, но сегодня, как я слышал, его опыт востребован в Грузии.
Разумеется, нелепо даже говорить о необходимости каких-то государственных постов или должностей для таких людей, но передать имеющийся огромный опыт, обучить молодых специалистов, помочь организовать новую научную школу прикладных исследований такие люди все еще могут.

Итоги:
Согласно исследованиям, проведенным природоохранной организацией Conservation International, число экологических туристов в мире  ежегодно увеличивается на 20 - 30%,  тогда как ряды всех других туристов за это время пополняются только на 5 %.  По прогнозам Всемирной организации ООН по туризму и путешествиям (UN WTO), к 2020 г. число туристов в мире увеличится вдвое, экотуризм охватит уже 25% всего туристического рынка, войдет в пятерку основных стратегических направлений развития мирового туризма и будет приносить в мировую экономику до одного миллиарда (!) долларов в день. Так где же на этом "празднике жизни" ожидается место России?

По оценке все того же UN WTO, Россия с ее обширными и малоосвоенными природными территориями занимает почетное 5-е место в списке из 139 стран мира по потенциальной привлекательности для совершения путешествий. Другими словами, по своей экономической значимости экологический туризм вполне мог бы стать для нашей страны второй «нефтяной трубой». Тем не менее, по уровню внутреннего и въездного туризма Россия находится лишь на 59 месте в мире, а доля экотуризма в структуре отечественного туристического рынка не превышает одного процента.  И еще любопытная статистика. По данным UN WTO, в прошедшем 2012 году российские туристы заняли-таки почетное пятое место в мире, НО… по объему денежных трат на путешествия за границей!


Можно задать и такой вопрос: раз природные фотографы такие «умные», то почему же они не помогают отечественным заповедникам?  Ответ:  сегодняшним заповедникам это не нужно! Так прямо об этом там сегодня, естественно, уже никто не говорит, но ситуация именно такова. Об этом практически единодушно говорили и российские фотографы-натуралисты, которых более года назад собрал на Круглом столе в Госдуме тогдашний депутат В.Малеев. Отечественные заповедники сегодня живут в отсутствии какой-либо конкуренции (конкурировать с государством бессмысленно!) в условиях гарантированного федерального финансирования, и многие их руководители чувствуют себя в таком режиме вполне комфортно. Многие из них освоили гораздо более простые способы пополнения бюджетов, чем развитие экологического туризма.


Так что неправда, что смена отсидевшего десятки лет в одном кресле руководителя государственного учреждения любого уровня приведет к неминуемому развалу всей системы государственного управления и контроля, как этим порой пытаются пугать. Все мы знаем, что на практике ничего подобного не происходит и любая государственная система при смене очередного чиновника, пусть с «прогибами», а иногда и новой заменой руководителя, но продолжает развиваться. И не так важно, где и сколько работал новый руководитель. Важен опыт управления и четкое понимание поставленных целей и задач. Самое же важное, чтобы такой руководитель сумел сформировать и затем сплотить команду высокопрофессиональных специалистов - самых лучших в своих областях! Короля делает свита - и по тому, кем, какими людьми окружает себя новый руководитель: браконьерами и родней или же, напротив, высокопрофессиональными специалистами и опытными советниками, - можно и нужно судить о его реальных намерениях и планах.  

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel