Category: экология

Category was added automatically. Read all entries about "экология".

Tuleps

ЧТО ТАКОЕ ЭКОТУРИЗМ?



Что такое экотуризм?  Вопрос не праздный, поскольку понятие экологического туризма в России специально нигде и никак не закреплено, отсюда каждый понимает его как хочет, вкладывая в это словосочетание собственный смысл, зачастую взятый с потолка. Притом, что  речь идет об отчетливо выделившемся секторе мировой экономики, охватывающем около 20% мирового рынка туризма с темпами ежегодного роста в 2-3 раза опережающего темпы роста всей остальной туриндустрии. По прогнозам Всемирной организации туризма и путешествий ООН (UN WTO), к 2020г. экологический туризм займет  25% туристического рынка, войдет в пятерку стратегических направлений мирового туризма и будет приносить в мировую экономику не менее миллиарда долларов в день!

Открыв справочник, любой россиянин узнает, что экотуризм это некое «ответственное путешествие в природные территории, относительно слабо затронутые человеческой деятельностью» или что это такое «путешествие, обращенное к природе и не наносящее существенного ущерба природной среде». Отсюда первое, а часто единственное, что приходит в голову непрофессионалу – экотуризм это то, что не причиняет существенного вреда природе. Это, безусловно, верное, но крайне поверхностное определение. Кроме того, границы т.н. «существенного» вреда разные люди понимают очень по-разному, особенно в такой стране, как наша.

Считается, что понятие «экологический туризм» (экотуризм, ecotourism), впервые сформулировал экономист Гектор Цебаллос Ласкурия, подразумевая экономический союз туристских и экологических организаций, при котором часть средств от туристической деятельности направляется на поддержание и восстановление целостности природных экосистем, сохранение биологического и культурного разнообразия.  Тем самым обеспечивается экологическая и экономическая устойчивость природопользования, создаются новые рабочие места, а сама охрана природы становится понятной, престижной и экономически выгодной для местных жителей. Это не единственные, но ключевые аспекты экотуристической деятельности, но что бы разобраться в сути проблемы, остановимся пока только на них.

Многие из формулировок экотуризма не акцентируют внимание на главном –  экономическом партнерстве туристических и экологических организаций. Без которого не только «существенные», но порой и самые незначительные на первый взгляд нарушения природных экосистем со временем или в совокупности неизбежно приводят к очень серьезным экологическим последствиям. Ведь даже хорошо воспитанный турист одним своим появлением в лесу, невольно, но обязательно распугает отдыхающих лосей или оленей, нечаянно выпугнет филина, насиживающего кладку, и спугнет орла, терпеливо поджидавшего добычу. Если такой турист пробыл в лесу недолго, то спустя какое-то время лоси и олени вернутся на привычные поляны, проголодавшийся орел, возможно, снова вернется за оставленной добычей. И только гнездо редких филинов погибнет, возможно, уже навсегда, потому что вспугнутая туристом ночная птица, днем не рискнет возвращаться в гнездо и оставленную без присмотра кладку или маленьких птенцов обязательно расклюют вездесущие сороки и вороны, которые отлично понимают трагедию, случившуюся в семействе ненавистных им филинов.

Однако если вслед за одним самодеятельным туристом, по лесу пройдет второй, за ним третий, десятый и т.д., то не только филины, но уже все пугливые звери и птицы покинут такой лес навсегда! После чего в нем начнутся необратимые изменения, ведь только одна лосиная семья за сезон методично и аккуратно выстригала более 30 тонн древесно-кустарниковой поросли. После ухода лосей и оленей лес начнет зарастать, захламляться, наполнится сухим хворостом и валежником, станет чрезвычайно пожароопасным, заразится короедами, в нем начнут исчезать цветы, его покинут пчелы и многие лесные птицы. Иными словами, на то, что с огнем и мечом потребуется 2-3 года, самодеятельным туристам в зависимости от их числа и степени понимания каждым границ «существенного» вреда» потребуется от 5 до 15 лет и с тем же конечным результатом.

Что бы этого ни происходило, взаимоотношения туристов и объектов живой природы важно оптимизировать, гармонизировать и постоянно контролировать. Сами туристы с такой задачей справиться не могут ввиду отсутствия нужных знаний, времени и средств. Но с ней справляются профессиональные экологи (уровень профессионализма нынешних отечественных экологов тема отдельной беседы), которые на средства от экотуристической деятельности, реализуют программы и проекты, направленные на безвредную демонстрацию туристам диких животных, выработают Правила наблюдения и фотографирования объектов живой природы туристами и проконтролируют их исполнение. Предпримут меры для восстановления биоразнообразия и увеличения численности животных до естественной емкости угодий, обеспечив экологическую безопасность и экономическую устойчивость «мягкого» природопользования. По этим причинам экологический туризм во всем мире обычно привязан к особо охраняемым природным территориям и несовместим с одновременным ведением спортивной охоты или промышленными вырубками леса.

Можно ли с учетом вышеизложенного называть экотуризмом конный тур в горах Алтая, организованный местным туроператором или самодеятельный сплав туристов на байдарках, или коллективный выезд на природу заядлых фотоохотников? В тех случаях, когда в связке словосочетания отсуствует одно из ключевых звеньев – экология (как наука) и экологи, к настоящему экологическому туризму такие путешествия причислять не следует. Это, конечно будет природный туризм, но не экологический. Ведь даже, несмотря на то, что в процессе своих путешествий вышеперечисленные туристы никого не убили, не съели и не ограбили, они неизбежно распугивали диких животных, нарушали и повреждали природные комплексы, которые затем никто не исправлял и не восстанавливал. В подобных случаях экологические проблемы неизбежно накапливаются, пока самые привередливые туристы однажды не скажут: «Фи!» - и отправятся на освоение нетронутых территорий. С экотуризмом такая деятельность не имеет ничего общего.

Почему важно  понимание сути и значения экотуризма?  Потому, что экотуризм это популярный мировой бренд, используя который, многие туроператоры осознанно или по незнанию могут вводить неискушенных клиентов в заблуждение, предлагая экологические туры, которые по факту таковыми не являются. Тем самым, совершается неоправданное завышение цен, средства получаемые от туристической деятельности не перераспределяются на охрану природы, организаторы добиваются несправедливых конкурентных преимуществ, неправомерно пользуются разнообразными льготами и преференциями, предназначенными для настоящего экотуризма. Но главное, в итоге  девальвируется, а порой и дискредитируется само понятие экологического туризма! По сути, речь идет о банальном пиратстве, когда под мировым брендом предлагается продукт, не имеющий к нему отношения. В правовом государстве бороться с такой проблемой достаточно просто – достаточно на правовом уровне сформулировать понятие об экотуристической деятельности не вызывающей разночтений, после чего разбираться с пиратами смогут юристы. Однако в России сделать это оказалось невозможным.

Категорический отказ российских чиновников всех уровней от юридического закрепления понятия экотуризма можно объяснить лишь одной причиной. Ведь если начать называть вещи своими именами, то выяснится, что во многих регионах, привлекательных с точки зрения природного туризма, экологического туризма нет вовсе. Но тогда закономерен вопрос – на что же все эти годы тратились миллиарды? В итоге на свет появился термин «познавательный туризм». Для тех, кто «в теме», он подразумевает тот же самый экотуризм, однако юридически к нему можно причислять и любой туризм вообще, например, космический. Тем не менее, даже это уже стало маленькой победой российских экологов, поскольку приостанавливает спекуляцию брендом экотуризма на уровне государственных институтов.

Многочисленные зарубежные формулировки экотуризма российским чиновникам и юристам не указ, тем более что вольные переводы с иностранных языков не всегда точны и понятны, порой не отражают букву или дух первоисточника, вызывают разночтения у самих российских экологов и полную сумятицу в отечественной туриндустрии. Проблема осложняется еще и тем, что во всех развитых странах мира официально узаконены собственные, национальные определения экотуризма, базирующиеся на общемировых критериях, но учитывающие национальные особенности, уровень общественного понимания проблемы и специфику юридической практики. В Японии, например, существует сразу два определения экотуризма - одно для государственных и другое - для общественных организаций, каждое из которых считается официальным.

Выработка определения экотуризма также важна и нужна в нашей стране, особенно на начальных этапах становления и развития экотуристической деятельности. В этой связи предлагается вести разъяснительную работу с туроператорами, всячески пропагандировать экотуризм, как мировой бренд, настаивать на закреплении в государственных нормативно-правовых актах понятия экотуризма в классическом понимании, как «познавательного природного туризма, прямонаправленного на восстановление целостности природных экосистем, сохранение биологического разнообразия и культурных особенностей регионов». Из этого определения логичным образом вытекают и прочие критерии присущие или сопутствующие экотуризму: кооперация туроператоров с экологами, активизация природоохранной деятельности, вовлечение местных жителей в туристическую и природоохранную деятельность с созданием новых рабочих мест и т.п.